По ту сторону экватора - 5

Глава 5

Почти государственная миссия

Время в ЮАР отстаёт от московского на один час. Но мой телефон явно этого не знал, а исправлять в ручную мне откровенно было лень. И, когда будильник предательски разбудил меня на 60 минут раньше, то, честно говоря, я не была счастлива. Я вообще не бываю по утрам счастлива. Мне кажется, что первые полчаса нового дня сознание почти любого человека находится где-то в параллельной реальности, где больше не осталось места для добра и радости. И лишь с запахом свежезаваренного кофе мозг, наконец, начинает чувствовать вкус к жизни. По крайней мере меня лишь изрядная доза кофеина может привести в чувства.

Сразу же после завтрака мы должны были отправиться в Преторию на приём к российскому послу. Это уютное местечко в полутора часовой езды от Йоханесбурга имеет и второе название - Жакарандовый город. Жакаранда - это дерево, которое все покрыто яркими необычайной красоты цветами. В Претории им нет конца и края, все улицы усажаны этими растениями, из-за чего весь город кажется окрашен в сиреневый цвет. 

Уже у посольства мы встретились с Кристианом Котце (Christaan Kotze), другом и по совместительству коллегой нашего южноафриканского фотожурналиста, который должен был сегодня помочь ему снимать на камеру очередной наш удивительный день. Вместе с Весселом Кристиан объездил, наверное, полсвета. Уже тот факт, что они оба работали на олимпиаде в Рио говорил о том, что сейчас рядом с нами были два величайших спортивных фотографа, когда-либо видевших этот свет.

Мы были в ЮАР всего сутки, но ощущение, что сейчас мы находимся на маленьком кусочке России, несло в себе какое-то невероятное чувство счастья. "Проходите, пожалуйста," - по-русски пригласили нас в переговорную помощники посла. На стенах висели фотографии Москвы, российский флаг приветствовал нас в коридоре. До полноты картины на столе должны были лежать конфеты "Красная шапочка", но вместо них предательски блестели "Ferrero Rocher", что в совокупностью с пальмами за окном все-таки не давало забыть, где мы.

Михаил Иванович Петраков, как и подобает в подобных встречах, первым начал диалог. Посол говорил по-английски, его интересовала цель нашей поездки и чем они могут нам помочь, отвечал ему Вессел. Мы же с Татьяной, наверное, из-за некоторой скромности не могли выдавить из себя ничего кроме слегка глуповатой улыбки. Михаил Иванович, заметив нашу неразговорчивость, и понимая, что мы с удовольствием можем промолчать всю встречу, решил непосредственно обратиться к нам. Вопрос касался все той же пресловутой цели поездки. Судорожно подбирая английские слова, я с горем пополам начала изъясняться. То ли видя мои муки, то ли от того, что он не понял смысла сказанного мной, посол разрешил ответить на русском. Дальше беседа пошла своим ключом и больше на английском ровно до того момента, как Михаил Иванович резко, словно не замечая южноафриканцев, заговорил с нами на совершенно другую тему по-русски. Речь шла о нашей безопасности. В этот момент мы поняли, что все сказанное про преступность в ЮАР было вовсе не преувеличением. В конце нашей беседы мы обменялись контактами и представители посольства пообещали всестороннюю помощь и поддержку нашему путешествию. Ведь регби в ЮАР - это больше, чем просто игра, для многих это смысл жизни. И факт, что сюда прилетели регбистки из далёкой заснеженной России мог стать отличным информационным поводом и поспособствовать улучшению и так неплохих отношений между нашими странами. Россия для местных жителей могла бы стать чуточку ближе и понятнее... И было невероятно приятно осознавать, что мы имели к этому непосредственное отношение.

Выйдя за двери посольства и держа в руке визитки с контактами, страх, что поездка может обернуться чем-то ужасным ушёл окончательно. Казалось, что даже солнце стало светить несколько ярче, словно оно уже знало с какими людьми нам ещё предстоит сегодня встретиться. А ждали нас игроки Спрингбокс...